КОРМИТЬ НЕЛЬЗЯ ЛЮБИТЬ

Или ДИЕТОЛОГИЯ ЛЮБВИ


Последнее время я все чаще встречаю полных детей и подростков, у
которых рацион питания явно переполнен лишними калориями. Интересно, а, только ли фаст-фуд виноват, что стройность так непопулярна? Может быть это причина чрезмерной родительской заботы и стремления накормить досыта свое дитя? Давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения психолога-диетолога и попробуем перечислить неосознанные мотивы, которые заставляют родителей не обращать внимания на количество и калорийность потребляемого питания своих детей.
Во-первых,
это генетика нашего прошлого. Когда-то тема защищенности или безопасности человеческой жизни стояла очень остро, преодолевать трудности можно было только сообща. Если ты угощаешь соседа, то, условно, ты заботишься тем самым о себе. Надо выживать в группе. Если бабушка кормит внука блинами, пирожками и сверху котлетками, то интуитивно она забоится о своей безопасности. В семье моей одноклассницы, бабушка так закормила внука сладким, что школьник попал в больницу с сахарным диабетом. Бабуля и туда пыталась передать коробочку конфет для внучка и никак не хотела услышать запреты докторов.
В этом она видела любовь и заботу.
Во-вторых, этот же неосознанный страх одиночества хочет привязать
ребенка к себе всеми возможными способами и сделать его зависимым от матери. Поэтому еда – лучший способ фиксировать эту зависимость.
В-третьих, несколько поколений, переживших голод войны, потом
экономические встряски перестройки, с последующими временами сытости, зафиксировали в памяти устойчивый рефлекс наедаться впрок, такой «инстинкт хомяка»))). Это считается нормой в формировании пищевого поведения в большинстве российских семей. Мама всегда говорила, что перед дорогой нужно поесть, но я никак не могла понять, почему должна есть, когда я не хочу?
В-четвертых, неудовлетворенный ребенок осознается родителями как голодный. С детства маме проще накормить плачущее чадо, чем заниматься с ним. Это некоторая компенсация за непотраченное на малыша время. Еда стала метафорой материнской любви и заботы. Кормить – значит любить.
В-пятых, во взрослом состоянии эта сублимация обретает более
широкий смысл и мы заменяем едой отсутствие любви. Еда в жизни часто подменяет недополученные удовольствия, положительные эмоции, чувства.

Об этом хорошо сказал Зигмунд Фрейд, выделив орально-пассивный тип личности. Такие люди получали мало внимания матери или ее молока и сформировали такие невротические черты как нерешительность, пассивность, доверчивость, невозможность преодолевать жизненные трудности. Такой человек ищет чувство любви и защищенности в еде, поддаваясь на красивую рекламу. Там счастливые в личной жизни люди едят вместе деликатесы, преодолевают жизненные преграды. Желая оказаться на
их месте, такой человек поедает бутерброды, а в результате лишь набирает лишние килограммы, добавляет себе неуверенности и не решает свои реальные проблемы.
В-шестых, еда часто заменяет разнообразие жизни, необходимость
отдохнуть, придает уверенность в завтрашнем дне. Стресс на работе, в личной жизни, плохие новости по ТВ, отсутствие положительных
эмоциональных переживаний. Пища становится единственным источником защиты, чтобы не остаться один на один с этим тревожным миром и получить уверенность от настоящего. Кроме того, стресс и обиду можно в буквальном смысле «зажевать», «проглотить», если нет реальной возможности ответить обидчику или отреагировать на ситуацию.
По сути, это одна и та же проблема нашего общества, трансформирующаяся в разных возрастных категориях по мере взросления.
Вывод однозначный: искать корень проблемы и обращаться к
специалистам.


Ваша,
Ольга Кучерова

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

*